+7 (812) 690-86-86
+7 (812) 690-93-93

Ленинградская ретроспектива. Разобраться бы в шнурах

23.08.2016

Вот уж и летний сезон прошел свой экватор, и страсти по различным выставкам уже давно поутихли. Еще немного - и настанет время подводить итоги уходящего летнего сезона. Тем не менее, еще осталось много интересного впереди до неизбежного наступления ледостава. Возможно, это неплохая возможность пополнить свой рыболовный арсенал перед наступлением серьезных рыболовных баталий. Когда июльская жара начнет идти на спад, откроется перспектива для ловли крупного хищника на более доступных глубинах. Здесь надо подумать и о хорошей снасти, и о крепкой и надежной леске. На российском рыболовном рынке большой выбор различных плетеных лесок, отличающихся и по своим характеристикам, и по ценовым категориям. Шнуры известных японских производителей превосходят, несомненно, по большинству технических параметров многие другие аналоги, однако довольно дороги и не столь долговечны, как хотелось бы.

Шнуры американских производителей, той же фирмы «Berkley», не столь нежны, как «японцы», зато очень надежны. А появление в последние годы большого количества новых шнуров европейских и российских молодых брендов окончательно запутывают рыболова в правильности выбора. И как же обычному рыболову потратить деньги с умом, чтобы быть уверенным, что шнур не подведет его в самый ответственный момент?

Вот здесь и наступает момент истины. А для чего, собственно, нужны рыболовные выставки? Именно для предметного сравнения достоинств и недостатков продукции конкурентов. И показательно, что на трех последних выставках «Охота и рыболовство» в Санкт-Петербурге в рамках народного конкурса на самую лучшую снасть первые места с привычным постоянством занимает плетеная леска производства японской компании Momoi, поставляемая на российский рынок компанией Петроканат. Скажем, весной этого года Петроканат занял в номинации «Лучшая леска» первое и второе места со своими шнурами Ultron Soft Silk и JigLine Ultra Light.

Выставка Охота и Рыболовство

Скажете: да что там питерская выставка, у народа та еще объективность? Ну а как вам победа на EFTTEX 2015 и второе место на недавно проходившей выставке EFTTEX 2016 в Амстердаме, где лески оценивают профессионалы?

Скажу честно, когда-то я и сам относился к продукции, поставляемой Петроканатом, с долей скептицизма. Но последующий личный опыт, а также положительные отзывы авторов нашего журнала и специалистов в совокупности с взвешенной поставщиком ценой, не так сильно изменившейся после кризиса, навели меня на мысль побольше узнать об этих лесках и шнурах. А заодно и окунуться в историю «Петроканата», восстановив ретроспективу его становления.

Директора компании «Петроканат» Игоря Коннова я знаю с начала девяностых. Тогда я, как и многие, занимался развитием своего бизнеса. И как водится в Питере, где выросли многие крупные рыболовные компании, был, как сейчас говорится, в тусовке. Питер, надо сказать, всегда отличался дружеским общением даже номинальных конкурентов. Как сказали бы некоторые столичные люди, отношения имели провинциальный уклад. Но именно это позволило сохранить мне и многим людям из рыболовного окружения длительные дружелюбные отношения, пускай иногда и имеющие конфликт мнений. Поэтому на мою просьбу Игорь Коннов откликнулся без особых размышлений и любезно дал мне небольшое интервью, приоткрыв завесу над многими тайнами «Momoi» и «Петроканата».

М.Н. Хотел бы еще раз лично поздравить тебя с победой в питерском конкурсе. Но я-то знаю, что этот путь к признанию было долгим и тернистым. Случались на этом пути и успехи, и разочарования, и не очень удачные проекты, но самоотдача и упорство, в конечном счете, стали залогом общего успеха компании. Как и когда все началось, в каком году была основана компания «Петроканат»?

И.К. История компании «Петроканат» началась примерно с 1998 года. Надо сказать, что с 1994 года мы занимались товарами для охоты и имели оружейный магазин. Это был один из первых частных охотничьих магазинов в Питере. Так вот, именно в этом магазине мы стали года через четыре представлять небольшой ассортимент рыболовных товаров.

М.Н. Почему же ты вышел из оружейного бизнеса? Как я понимаю, в начале 90-х Россия переживала определенный оружейный бум.

И.К. Да, действительно, в 90-е годы население активно вооружалось. Необходимо было и оружие для самообороны, и для защиты, к примеру, собственных фермерских хозяйств. Среди состоятельных людей стала популярной элитная охота. Появилась целая прослойка, для которых обладать хорошим оружием было необходимо по статусу положения - выезжая на охоту, они просто бравировали очередным приобретенным ружьем перед своими друзьями и партнерами по бизнесу. Многие имели по несколько дорогих ружей. И вся эта гонка вооружений постоянно набирала обороты, так что ружейное снаряжение оказалось в тот момент в дефиците - и было очень востребовано. Тем не менее, в определенный момент мы с компаньоном поняли, что это направление не имеет далеких перспектив развития. Для торговли оружием характерен достаточно узкий ассортимент, ведь существует не так много крупных зарубежных и отечественных производителей оружия. Производство оружия - это не производство рыболовных принадлежностей. Оно ограничено нормами и правилами. Практически каждый завод имеет свою историю, определяющую доверие и спрос на то или иное оружие. Все производители давно известны и доступны многим. Что делает этот рынок закрытым и бесперспективным, к тому же с достаточно серьезной конкуренцией. В итоге мы попытались расширить свой торговый ассортимент - и открыли в магазине рыболовный отдел, рассчитывая на увеличение оборотов.

М.Н. Значит, можно сказать, что это расширение ассортимента и дало толчок для развития собственного рыболовного производства?

И.К. Не совсем так. Конечно, опыт, приобретенный при продаже рыболовных товаров, дал нам стимул для открытия направления, связанного с производством. Но это относилось не исключительно к рыболовным снастям, а к изготовлению разнообразных шнуров и канатов. Мы купили небольшое текстильно-канатное производство вместе с лабораторией и всеми промышленными мощностями.

М.Н. Что за производство?

И.К. На тот момент это было уже не совсем производство, а лишь то, что от него осталось. Когда-то комбинат имени Кирова, расположенный на улице Красного Текстильщика, считался крупнейшим производителем шнуров, канатов и капроновых нитей. Но вскоре мы разобрались, что приобретенное нами оборудование - это уже прошлый век.

М.Н. Да я помню прекрасно это производство, я там нитки в бобинах покупал.

И.К. И мы там нитки покупали, а потом продавали в своем магазине. Они были в тот момент очень востребованы. Особенно модель 165К. Многие использовали нитки для посадки сетей и производства ряжи.

Потом мы набрались мужества и выкинули все это оборудование. Купили относительно современное оборудование на финской фабрике «Lindeman» - и с этого момента попали на иглу производителя. Вскоре стал вопрос о закрытии магазина и консолидации всех средств на развитие производства. Первым закрылся рыболовный отдел, во многом по причинам нашей некомпетентности в этом направлении и неправильном подборе персонала. Чуть дольше проработала охотничья часть, которой мы занимались лично. Наше канатное производство имело на тот момент отличные перспективы – фактически, при полном отсутствии какой-либо конкуренции. В этот момент со своими тогдашними компаньонами мы решили разделить бизнес. Кто-то выбрал для себя розничные продажи, я же сделал ставку на производство. На своем производстве я смог реализовать себя, получая удовлетворение не от тупого зарабатывания денег, а от занятия созидательным процессом. Что и по сей день является основополагающим моментом моего бизнеса. Я очень рад, что мы не пожалели денег и купили на тот момент самое дорогое и надежное оборудование от ведущих мировых производителей - «August Herzog» (Германия), «Ratera» (Испания), «Kokubun» (Япония) и одной нашей российской компании. В дальнейшем это оборудование позволило стать нам крупнейшим российским производителем шнуров, веревок и канатов, применяемых в самых различных областях - это туризм, яхтенный спорт, альпинизм, рыбалка и многие другие. Сейчас мы выполняем, в том числе, и государственные заказы.

  Proizvodstvo Petrokanat.jpg

М.Н. Неужели производство веревок столь востребовано?

И.К. На взгляд обычного потребителя - это лишь веревки, но если рассмотреть вопрос глубже, то это и армирование труб или любых других изделий для повышения прочности, изготовление волокон для важных отраслей промышленности и медицинского производства. Если посмотреть с технологической точки зрения, то многие изделия должны обладать физико-механическими свойствами, для обеспечения которых требуются различные виды текстильных волокон. Это в том числе относится и к кабельно-электротехнической промышленности.

М.Н. Все же вернемся к вопросам рыбалки. Тогда, в конце 90-х, у тебя не было, скорей всего, задачи заниматься столь сложными изделиями. Как мне кажется, первые твои мысли были нацелены на производство рыболовных шнуров, в том числе с пенополиэтиленовым и свинцовым наполнителями, необходимых для производства так называемых «финских сетей», которые вы и сами активно в то время изготовляли. При этом существовало лишь несколько отечественных производителей канатов, что расширяло поле деятельности, открывая возможности производства шнуров туристического и хозяйственно-бытового направления.

И.К. Да, действительно, тогда существовало лишь три крупных канатных производства. Эта старинная фабрика «Канат» в Санкт-Петербурге, а также производства в Коломне и Дзержинске. Плюс несколько сетевязальных фабрик, имеющих собственное канатное производство. К тому же, если взять бывшее советское производство, наши фабрики в основном делали канаты из полиамидных волокон. Те обладали высокой прочностью, устойчивостью, но почему-то в остальном мире все канаты делались из полиэстера. Когда мы стали разбираться в этом вопросе, то выяснили, что полиамид после соприкосновения с водой имеет большую степень усадки, а полиэстер - нейтрален к воде. Но этот же недостаток полиамида имеет и достоинство, нашедшее свое применение в сетевязальном производстве, поскольку завязать надежный узел возможно лишь при использовании полиамида. Попадая в воду, он становится самозатягивающимся.

М.Н. Скажи, но тебе как человеку, никогда до того не работавшего в этой отрасли, сложно было разобраться во всех тонкостях данного производства и химико-физических особенностях шнуров? У вас была какая-то лаборатория и какие-то подготовленные специалисты - или все делалось методом тыка?

И.К. Специалисты – это, пожалуй, была самая большая проблема нашей компаний. Многие старые специалисты имели очень ограниченный кругозор, основанный на опыте работы с советским оборудованием. Перестроить их было крайне сложно. Поэтому основной прогресс у нас начался, когда мы начали работать с японцами. Как раз с концерном Mоmoi. Оттуда пришли и знания, и понимание процесса производства.

М.Н. А как произошла эта первая судьбоносная встреча?

И.К. В начале двухтысячных для нас одним из основных направлений стало производство товаров для промышленного рыболовства, в частности - изготовление специализированных рыболовных сетей. От наших клиентов с Дальнего Востока, Сахалина и Камчатки мы неоднократно получали пожелания использовать именно японские рыболовные полотна, отвечавших требованиям рыболовных артелей и соответствующих необходимому качеству и тяжелым условиям эксплуатации.

М.Н. Но, наверное, среди основных продуктов были тогда у вас и любительские сети длиной 30 м? А ведь в то время доминировали таиландские и китайские сетематериалы, имевшие вполне доступную цену.

И.К. Не совсем так. Дело в том, что мы начали входить в сетепроизводство, когда продажа любительских сетей была уже на спаде. Поэтому мы сразу же настроились на производство сетей в основном для промышленного лова. Мы стали искать выход на серьезного производителя, и как оказалось, все пути вели в Японию - на Mоmoi. Конечно, узнав, что стоимость японской продукции на порядок выше таиландских и на несколько порядков выше китайских продуктов, мы сильно разочаровались. На тот момент продать товар в России при такой закупочной цене было практически невозможно. Но нам очень понравился японский подход к делу. После длительной переписки менеджер Mоmoi приехал в Россию. Надо сказать, что западная пропаганда и мифические призраки КГБ сыграли свою роль. Он все тщательно записывал, все фотографировал и задавал много вопросов. Нас же интересовал только один вопрос - как можно, сохранив качество продукции, значительно снизить ее стоимость. И японцы пошли нам навстречу. Открыли особенности свою производства, показали как, участвуя в предоплате на закупку сырья, можно снизить цену и получить лучшие условия. В итоге мы рискнули – и сделали достаточно большой заказ, внеся предоплату для минимизации расходов. Самым дорогостоящим процессом оказалась настройка оборудования под определенный размер ячеи. В итоге и при заказе в 100 полотен, и в тысячу - настройка стоит одинаково. Поэтому, заказав тысячу, можно снизить себестоимость примерно на 30%. Внеся же предоплату за полгода, можно еще удешевиться примерно на 10%. Все это в комплексе сделало данную продукцию уже вполне доступной для конечного российского потребителя, но все же еще не дешевой. Да, конечно, это был для нас большой финансовый риск, мы сделали свой первый заказ на достаточно внушительную сумму, имея всего лишь один подтвержденный заказ с Дальнего Востока. Но как оказалось в дальнейшем, наш риск вполне оправдался.

М.Н. Все же когда произошел этот переход от промышленного к спортивному рыболовству? Когда вы начали торговать рыболовными шнурами и лесками Mоmoi?

И.К. Если честно, для нас направление спортивного рыболовства в начале было чем-то вроде хобби и несравнимо с оборотами в производстве шнуров и сетей для промышленного рыболовства.

Когда мы только начали работать с Mоmoi, для нас было открытием, что Mоmoi является изобретателем монофиламентной лески. Вернее сказать, Mоmoi первыми в мире стали использовать монофиламентную нейлоновую нить в качестве рыболовной лески. Это произошло в 40-х годах прошлого века, они имеют патент. Конечно, основное их производство использовало леску в качестве материала для сетевых полотен, где требования на тот момент были гораздо выше, чем для лески для спортивного рыболовства. И промышленная рыболовная отрасль была как раз толчком для развития монофиламента. На тот момент у японцев работали собственные крупные фабрики в Мексике, Чили, Таиланде, Филиппинах и в самой Японии. Они активно поставляли леску в больших объемах в качестве сырья на свои заводы. Вскоре Mоmoi объединила свои усилия с химическим концерном «Mitsubishi». И итогом кооперации стала разработка одних из лучших в мире лесковых волокон. А направления спортивного и промыслового рыболовства развивались параллельно. И когда требуемое качество для производства полотен достигло предела, а дальнейшее его улучшение приводило к увеличению стоимости в 1,5 - 2 раза, начало развиваться спортивное направление, где качество было важнее стоимости.

Leska Momoi Record v ribalke_5.jpg

М.Н. Расскажи, пожалуйста, что это за фото с акулой на 446 кг, пойманной на леску «Mоmoi» толщиной 0,4 мм?

И.К. Да, это вправду был замечательный рекорд. Факт поимки зарегистрирован IGFA (Международной ассоциацией спортивного рыболовства) и зафиксирован в «Книге мировых рекордов по спортивному рыболовству». Неоднократно были и другие рекорды, связанные с этой японской леской.

М.Н. Скажи, а как родилось название JigLine?

И.К. Mоmoi является производственной компанией и не имела на тот момент известных в России собственных торговых марок. Были несколько брендов, но они имели популярность только на двух рынках - в Японии и США. В США леска Mоmoi продается под брендом Hi-Catch. Также и по сей день момент Mоmoi занимается множеством OEM-проектов*, в том числе и для крупных мировых компаний, но эта информация строго конфиденциальна.

Что касается JigLine, то название это придумали мы совместно с японцами в гостинице «Пулковская» в Санкт-Петербурге в 3 утра после тяжелых переговоров и нескольких литров выпитого саке.

М.Н. Думали, думали - и наконец, придумали. Ну, сейчас это уже достаточно широкий ассортимент всем известных плетеных лесок, очень популярных в России. А было сложно вводить на рынок новый бренд?

И.К. Да, это действительно сложно, как будто продаешь «Жигули» с мотором от «Мерседеса». Но время, безупречное качество и наша репутация принесли свои плоды. Правда, с плетеной леской история у нас вышла немного другая. Как я уже говорил раньше, мы не сильно разбирались в рыболовных лесках - и эта позиция, можно сказать, досталось нам как нагрузка к основному ассортименту. Просто ни мы, ни компания Mоmoi не хотели выводить на рынок еще одного дистрибьютора в спортивном рыболовном направлении. Поэтому заняться этим пришлось нам, благо мы уже несколько лет продавали монолески. Тем более что в России к тому времени стала активно развиваться продажа «плетенок» - и наши клиенты стали спрашивать, почему в линейке «Петроканата» нет рыболовных шнуров. С тем же вопросом мы обратились к японцам и даже поставили некое условие, объяснив, что для более качественных продаж лесок нам нужны «плетенки», по своим характеристикам не уступающие, а возможно - и превосходящие по качеству лидеров того времени - «PowerPro» и «Berkley». «Mоmoi» же, имея большой технический потенциал, смогла разработать собственную конструкцию плетеного шнура из высокомодульное полиэтиленовое волокна Toyobo и запустить его в производство. Надо сказать, на тот момент в мире работали всего два производителя подобного волокна, это DSM (Голландия) и Toyobo (Япония). У них присутствовало жесткое разграничение рынков. К примеру, Toyobo могла производить волокна только для Японии и Тайваня, а DSM не производили сверхтонкие волокна, как у Toyobo. Мы разработали определенные требования, необходимые для российских рыболовов. Мне даже самому пришлось вплотную заняться рыбалкой, чтобы понять, в чем разница между существующими на рынке шнурами. В результате получился тот продукт, который мы имеем. И как показал опыт последних лет, он имеет большой успех среди российских рыболовов.

М.Н. Ну что же, Игорь, спасибо за беседу. Достаточно основательные у вас в фирме подходы к делу. Желаю вашей компании дальнейших успехов и надеюсь, что вы и впредь будете радовать нас новыми хорошими лесками и шнурами.

  Momoi-Pobeditel EFTTEX 2015_.jpg

И.К. Хочу напоследок добавить, что в настоящее время компания «Mоmoi» готовит новый революционный продукт, который этой осенью появится на прилавках магазинов.

М.Н. И в чем же его революционность?

И.К. Вот у меня в руках образец-прототип. Это плетеная леска диаметром 0,03 мм. Данный продукт уже скоро начнет поставляться на российский рынок под торговой маркой «JigLine Ultra Light». К слову, мы допустили в одном из рекламных модулей в вашем журнале ошибку, указав, что один наш новый шнур имеет прочность на разрыв 3 кг. На самом деле он выдерживает нагрузки до 1,7 кг. А разрывную нагрузку в 3 кг при таком диаметре как раз и будет иметь продукт ближайшего будущего.

Ну что ж, осталось немного подождать и посмотреть, чем «Петроканат» порадует нас в будущем. И как это часто бывает, долгожданное и пока еле обозримое будущее всегда уходит в прошлое, о котором потом ностальгически вспоминаешь с улыбкой.

Примечание*. OEM (original equipment manufacturer – в переводе «оригинальный производитель оборудования») - организация, продающая под своим именем или брендом оборудование, сделанное другими предприятиями.


Печатная версия

Возврат к списку

Восставновление пароля

Если вы забыли пароль, введите E-Mail.
Контрольная строка для смены пароля, а также ваши
регистрационные данные будут высланы вам по E-Mail.

Авторизация

Спасибо за регистрацию на нашем сайте в качестве оптового покупателя!
Ваш аккаунт будет активирован после подтверждения Администратором
в течение 24 ч.

Письмо с инструкцией по восстановлению пароля отправлено на указанный адрес